Храмы Самарканда

01

… Да благословит Всевышний начинания наши!

Да простоят сии храмы многие века,

и да курится в них, пред святым Престолом Божиим,

кадило благодарности позднейших родов вместе с

любовью и подражаньем к делам их предков!»…

2015 г.

Введение:

Целью написания этой работы является желание, как можно более полно рассказать об истории Самаркандских православных храмов, и людях — чьи судьбы были неразрывно связаны с ними. В книгах и учебниках, посвящённых истории нашего края, тема православия практически всегда оставалась в стороне, и была мало изучена.

В течение нескольких лет, работниками Покровского собора города Самарканда осуществлялся сбор материалов на эту тему, и велась работа в архивах. Сборник составлен на основе мало известных и  неопубликованных  прежде архивных материалов, а так же немногих, сохранившихся церковных документов, и дополнен личными воспоминаниями прихожан. Текст сборника проиллюстрирован редкими фотографиями.

Историческая подборка охватывает временной период, начиная с 1868 — по 2014 год. Первые 50 лет из этого периода Туркестан находился в составе Российской Империи, затем последовали 73 года Советской власти – время воинствующего атеизма, и после распада Союза — 23 года Республики Узбекистан, в течение которых начался новый этап в жизни церкви, когда у православных появилась возможность возрождать поруганные храмы и строить новые, а так же получать духовное образование.

Цитадель и первый храм города

02

В качестве вступления, хотелось бы рассказать прежде всего об истории возникновения русской части города, берущей своё начало от старой цитадели. По сведениям историков, Самаркандская цитадель была основана в 1370 году. В тот знаменательный год власть перешла в руки Амир Темура, и он сразу же после этого приступает к созданию для себя укреплённой столицы, в выбранном им для этого городе Самарканде. Первым делом он обносит город оборонительной стеной и на западной его стороне строит крепость, на большом, отдельно стоящем холме. Это была самая крупная цитадель в Средней Азии, больше чем в Бухаре. Окружность её стен равнялась трём верстам и ста саженям, с общей площадью 40.000 кв. саженей. Амир Темур строил с размахом. Цитадель окруженная кольцом стен с одиннадцатью башнями, на одну половину вклинивалась в город, на другую выступала наружу[1].

03

От города её отделял глубокий овраг, по которому протекал ручей. Завершив это строительство, Амир Темур сам перемещается в Самарканд, и помещает в цитадели свою казну. По его повелению, там же был сооружен монументальный мавзолей, посвященный суфийскому шейху Нур-ад Дину Баширу, которого он глубоко почитал[2]. Но самой крупной постройкой внутри цитадели был знаменитый дворец Кук-сарай (Синий дворец), предназначенный для аудиенций и торжественных встреч, в котором к тому же Амир Темур хранил свои богатства. В нём же по преданию находился и известный камень Кок-таш (Синий камень), высеченный из темно-серого мрамора и служивший троном самому Амир Темуру, и его приемникам. Позже, по сложившейся традиции, на этот камень поднимали на белой кашгарской кошме, бухарских эмиров, при восшествии их на престол. Сам дворец Кок-сарай как при Амир Темуре, так и после него был ещё и государственной тюрьмой. Помимо дворца, в цитадели размещались ещё сарбазский двор (воинские казармы), мастерские оружейников, мечети, медресе, а так же баня и кладбище. Из неё выходило двое больших ворот; одни «Самаркандские», соединяющие с восточной стороны цитадель непосредственно с самим городом, и вторые – «Бухарские», находившиеся с внешней, южной стороны[3].

04

В девятнадцатом веке, к моменту прихода русских войск, в цитадели многие постройки находились в запущенном состоянии, а оборонительные стены имели провалы и бреши. Здание мавзолея Нур ад-Дина Башира сильно обветшало. На месте знаменитого дворца Кук-сарай стоял дворец самаркандского бека.

2-го мая 1868 года город Самарканд открыл свои ворота российским войскам, возглавляемым генералом Фон-Кауфманом К. П. Накануне, после непродолжительного штурма, войска Эмира бухарского отступили, оставив древний Самарканд. Пройдя со стороны Шахи-Зинды через весь город, военные заняли цитадель и укрепились в ней. При появлении командующего войсками, выстроившиеся роты взяли «на караул», затем все встали «на молитву». Отслужили молебствие и панихиду, и уставшие люди были распущены по квартирам.

С этого дня территория цитадели становится местом размещения русских войск и новой административной власти, превратившись в военный посёлок который нассчитывал приблизительно 4.000 человек. И, практически сразу, гарнизон начинает обустраиваться на новом месте, приспосабливая здания под казармы, бани и складские помещения.

Мая 28 дня 1868 года, был обнародован приказ по войскам действующего отряда Самарканда, об образовании временного особого Заряфшанского Округа, а его первым Начальником был назначен Генерал-Майор Абрамов А.К., с правом распоряжения его войсками. Первым комендантом городской цитадели становится храбрый майор — Барон Фон-Штемпель Ф.К.

В бывшем доме самаркандского бека разместился Начальник округа – генерал Абрамов А.К. Перед его домом был небольшой пруд, окруженный деревьями. Неподалёку были выстроены; помещение для клуба, лавки купцов и гостинница «Бухара», с отдельными нумерами, для приезжих. В здании мечети были устроены жилые аппартаменты и канцелярия Начальника округа, а во дворце эмира бухарского — госпиталь. Медресе Али переделали под тюрьму, а близлежащее медресе Юсуфбая — под бесплатную больницу для местных жителей; таким образом новая власть собиралась снискать популярность у народа[4]. Мавзолей Нур ал-Дина Башира к сожалению снесли, перенеся захоронения на старое кладбище, возле мечети Хызрет- Хызра.

Со временем, многие постройки в цитадели постепенно стали усовершенствовать и переделывать на европейский лад. Неподалёку, посреди плошади, был установлен скромный памятник, в виде светлой, каменной пирамиды над могилою офицеров и солдат, убитых в 1868 году во время известной — «семидневной» осады цитадели.[5]

Тронный камень Кок-таш прекрасно сохранился, простояв более пятисот лет. Немного позже, в 1902 году, по распоряжению Военного Министра Ген.-Адъют. А.Н. Куропаткина было построено особое здание для трона и урны на том же самом месте, где они находились во время правления Амира Темура. На старых фотографиях Самарканда из «Туркестанского альбома» видны постройки внутри цитадели, типичные для азиатского города того времени.

05

В основном это были простые одноэтажные, выстроенные из сырцового кирпича дома с плоскими крышами. Теперь цитадель становится главной частью города Самарканда. Вся её территория представляла собой упорядоченный городок, со своими зданиями, улицами и переулками. Русские власти чуть ли не сразу развили строительную деятельность по укреплению и усовершенствованию цитадели.

Но, что важно, самой первой архитектурной постройкой в ней, стал возведенный в 1868 году, духовно образующий центр – военный православный храм во имя Святого Великомученика и Победоносца Георгия. Он белел, выделяясь, на фоне остальных зданий. Стоит заметитть, что практически все храмы и священники того времени в Туркестане, были военными. Место под постройку храма было выделено в середине цитадели, на главной улице, возле здания управления. Оно представляло собою прямоугольное, однозальное сооружение с отдельной алтарной частью, под плоской крышей и примыкающей к нему двухэтажной колокольней. Снаружи оно было украшено со всех сторон декоративными полуколоннами и лепными фронтонами, увенчанными крестами. Внутри, по описаниям путешественников, церковь так же имела колонны и различные декоративные украшения, которые придавали ей лёгкий и грациозный восточный колорит. Несмотря на простоту архитектурного решения, эта церковь была самым значительным и красивым сооружением в цитадели. По некоторым сведениям, в её украшении принимали участие местные самаркандские мастера. Этот храм считался самым лучшим, из всех церквей, воздвигнутых к тому времени в Туркестане. Его строительство обошлось в три тысячи рублей. По воспоминаниям очевидцев, здание военной церкви было единственным оригинальным сооружением внутри цитадели, «красующееся снаружи и изящно украшенное изнутри». На её постройку ушло около пяти месяцев, и к декабрю оно уже функционировало, и в нём велись службы. Это был самый первый и на протяжении последующих четырнадцати лет, единственный православный храм Самарканда. Здание этой церкви не сохранилось до наших дней, оно стало разрушаться ещё в начале прошлого века. Но сохранилось его изображение и имя первого настоятеля – священника 6-го Туркестанского стрелкового полка протоиерея Николая Георгиевича Высоцкого. До Самарканда отец Николай был учителем Оренбургского Духовного Училища, но в 1868 году он был направлен в Туркестан. Он был настоятелем в самаркандском храме 11 лет. После чего он служил ещё в городах; Верный, Аулиеота и Чарджоу до 1914 года. Позже, оставаясь военным священником он принимал участие в первой мировой войне вместе со своим батальоном, и 15 июля 1915 года, за отличие в военных дествиях был награжден сразу двумя боевыми орденами: святого Владимира четвёртой степени «с мечами», и святого Владимира третьей степени «с мечами».

Полковые священники чаще всего были либо вдовцами либо неженатыми, и полностью разделяли нелёгкое служение наравне с военными, перемещаясь порою с места на место. Первейшим долгом священников было поддерживать духовно-нравственное состояние солдат на должном уровне. В истории были случаи, когда священнослужители возглавляли пешие и конные атаки, по причине гибели командира, но без оружия, только с крестом в руках. В обязанности полковых священников, помимо служения, входило; напутствовать солдат перед атакой, во время боя выносить раненных с поля битвы и исповедовать умирающих воинов, а после сражения заниматься вопросами их погребения.

Кстати, в 1878 году, хлопотами отца Николая (Высоцкого), за «Солдатской слободой» было выбрано и приобретено место для захоронения погибших или умерших от болезней солдат, и долгие годы потом называвшееся «Солдатским», а позже ставшее центральным, русским городским кладбищем. В 1880-е годы на его территории была построена православная часовня, и сторожка при ней.

06

Старая цитадель сиграла очень важную роль не только в начале появления русских в Самарканде, являясь прибежищем для них в течении почти трёх лет,но и позже. В 1870 году военными инженерами и топогрофами был заложен первоначальный генеральный план города. Сам новый город изначально планировался и строился с учётом привязки к цитадели. От неё, расходящимися лучами улиц, в западном направлении стал расти и разрастаться европейский город. Его формирование происходило согласно плана, за счет выкупа земельных участков у местных жителей и строительства на них. Первым комендантом города, после взятия Самарканда был назначен Войсковой Старшина Серов. На этом посту он показал себя талантливым администратором. Под его продуманным руководством была распланирована туземная часть города, проведены шоссейные дороги, посажен лес, построены мосты через арыки. Большое значение тогда придавалось и озеленению города.

Територия русской части города, размером – 229 десятин и 400 сажен земли, ограничивалась на севере – Барбетною улицею, а на востоке – Эспланадною, на юго-востоке – Абрамовским бульваром, и на юго-западном – Черняевским проспектом. Эта земля была пробретена по распоряжению основателя города – генерала Абрамова А.К. в 1871 году, на городские деньги, путём отчуждения у туземцев, единственно для раздачи земельных участков. Офицерам и чиновникам выдавались наделы( до 800 кв. сажен), а семейным нижним воинским чинам (до 200 кв. сажен), и, в виде исключения,земельные участки выдавались русским купцам и мещанам. Нижним чинам был отведён весь северо-западный угол территории с названием – «Солдатская слобода». Участки в этой слободе, от 120 – до 200 кв. сажен, раздавались солдатам вышедшим в запас — бесплатно, с пособием от казны по 25 рублей, и бесплатный лесоматериал впридачу – на постройку домов. Офицерам и чиновникам раздавались участки по действительной стоимости отчуждения земли у туземцев, с рассрочкою уплаты в течении года и более. А купцы и мещане должны были уплатить в городскую казну всю стоимость участка сразу.

Вот описание нового Самарканда 1875 года; «Не прошло и семи лет с водворения в Самарканде русской власти, как этот город во многом изменился к лучшему. Вместо стареньких глинобитных домов и кибиток местных жителей, среди которых находились небольшие, зелёные участки земли, с оврагами и арыками, появился европейский город, с широкими шоссированными улицами, окаймленными рядами тополей. Длинный, Абрамовский бульвар, отделяющий азиатскую часть города от европейской, в которой выстроились небольшие, красивые домики, и разросся порядочный сквер, составляющий своего рода украшение Самарканда»[6].«Два города; старый азиатский, и новый русский — слились в одно целое.Слившись друг с другом, они однако, не изменили своих основных черт индивидуальных отличий. Соединение это не только их не обезличило, но напротив, послужив для взаимного развития, дало возможность ещё ярче выразиться тем контрастам и противоположностям между западом и востоком, которые здесь мирно уживаются друг с другом.» — из путеводителя по Туркестану за 1879 год.

В 1881 году настоятелем храма был протоиерей Вознесенский Дмитрий Николаевич, тоже военный священник.

Сегодня уже практически никто не знает о существовании первого храма святого Георгия Победоносца. О нём сохранились лишь редкие отрывочные сведения в мемуарах старых туркестанцев и историков, а так же фотография из «Туркестанского альбома».

Второй храм Георгия Победоносца

07

На смену первому храму, в 1880 году, младший самаркандский инженер-архитектор И.А. Лемке подготовил проект новой церкви, имеющий в плане форму креста и исполненный им в русском стиле. После этого, на средства от казны, уже в центре нового, русского города, напротив здания Офицерского собрания, строится новый храм во имя св.вмч. Георгия Победоносца.

Строительство велось в течении десяти месяцев и в 1882 году было завершено. Возведённый храм получился более красивым и вместительным чем предыдущий, с хорошею живописью строгого характера и с резным иконостасом из тёмного ореха. По описаниям современников,он был богат утварью и ризницею. Между зданиями храма и Офицерского собрания образовалась «Церковная площадь», ставшая местом военных построений, проведения городских торжеств, гуляний и празднеств. Неподалеку от храма располагалась церковная сторожка. В 1897 году, с северной стороны алтаря этого храма был захоронен полковой священник – Алексей Никифорович Надеждин[7]. Над местом его захоронения прихожане установили каменный памятник с крестом.

До 1912 года Свято-Георгиевский храм значился при Управлении Самаркандского уездного военного Начальника, а после был переименован в церковь 5-го Туркестанского стрелкового полка и передан в его ведение. С 1917 года, после постройки Свято-Алексиевского собора, Георгиевский храм был передан 12-му Туркестанскому стрелковому полку.

08

20 мая 1925 года храм был закрыт. Общине верующих разрешили совершать богослужения при старой часовенке на кладбище. К большому сожалению, в двадцатые годы, ставшие временем гонений на церковь, облик храма был существенно искажен, его высокая колокольня с куполами была разрушена. Здание церкви в 1928 году было отдано под клуб ОСОАВИАХИМа, а на место снесённой колокольни установили аэроплан.Позже у него не раз менялись хозяева, но как храм оно уже не функцианировало. И хотя храм был выстроен из сырцового, необожженного кирпича (в те годы все здания в городе строились из сырцового кирпича), оставшаяся часть церкви хорошо сохранилась до наших дней. В 1990-е годы в помещении церкви размещалась картинная галерея и концертный зал, а сегодня в его северном приделе располагается самаркандское отделение Союза писателей Узбекистана. Верующие неоднократно обращались к городским властям с просьбой вернуть отобранный храм, но, эти попытки не имели успеха. «Церковная площадь» до 1950 года именовалась «Красной площадью» и на ней проходили городские праздники, парады и митинги.

09

С тех пор прошло более ста лет. За это время в городе несколько раз сменилась власть. Многое было перестроено и изменено. Сама цитадель и многое из того, что в ней находилось, не сохранилось до настоящего времени, кроме одного здания, в котором сегодня находится самаркандский Верховный суд , и знаменитого камня – Кок таш, перенесённого позже на территорию мавзолея Гур — Эмир. Потеряв свою актуальность мощные стены цитадели постепенно были разобраны, так что в наше время практически невозможно разглядеть их следы.

Сегодня контуры старой крепости очерчивают три улицы; Дагбитская, Регистанская и им.Ю.Ахунбабаева. А центральная городская площадь, находящаяся на месте старой цитадели получила название – Кук-сарай.

Примечания:

[1] В.В. Бартольд – Сочинения том 2.

[2] Жукова С. « Градостроительство и Архитектура Самарканда во второй половине 19 — начале 20 века»

[3] Нильсен В.А. «У истоков современного градостроительства Узбекистана. 19-начало 20 вв.» 1988 г.

[4] Нильсен В.А. «У истоков современного градостроительства Узбекистана. 19-начало 20 вв.» 1988 г.

[5] Памятник был перенесён на центральное европейское кладбище.

[6]  Книга «Живописная Россия» 10 том, «Русская Средняя Азия» 1895 г.

[7] Надгробный памятник отцу Алексию был перенесён ночью в 2009 году на центральное кладбище.

 

 

01

Церковь 2-го Уральского казачьего полка во имя Святого Благоверного князя Александра Невского

 

2-й Уральский казачий конный полк был самым известным полком Уральского войска, которое ведёт своё начало ещё с 1591 года. Он входил в состав Туркестанского военного округа и дислоцировался в городе Самарканде, а точнее — на его западной окраине. 2-Й Уральский казачий полк был расположен в пяти верстах от города.

Этот полк был сформирован 7 марта 1879 года из Уральских сотен 4-го и 5-го Сводных Оренбурго-Уральских казачьих полков. А 22 мая 1879 года по Высочайшему повелению Государя полк получил своё наименование – «2-ой Уральский казачий полк». В 1896 году полк вошёл в состав вновь образованной — Туркестанской отдельной бригады, а в 1900 году, в сформированную 1-ю Туркестанскую казачью дивизию.

Без имени-1

В 1899 году, по ходатайству бывшего Губернатора и Командующего войсками Самаркандской области – графа Ростовцева Н.Я., преимущественно на средства личного состава 2-го Уральского казачьего полка, была выстроена полковая церковь во имя Святого Благоверного князя Александра Невского. Постройка осуществлялась военно-инженерным ведомством и обошлась  в 18.696 рублей. Освящена она была 10 декабря 1899 года, и до 1908 года была приписана к Самаркандской свято Георгиевской церкви при Управлении Самаркандского Воинского начальника. Здание церкви каменное – из жженого кирпича, с примыкающей колокольней и вмещающее до 500 человек. Службы в нём совершались вторым священником из свято Георгиевского храма. С 1908 года – она была учреждена как походная при полку церковь, по штату в ней  положено было быть одному  священнику.[2] Престольный праздник церкви отмечался 30 августа.                                                                                                                   В этом храме служили; священник – Григорий Михайлович Дьяконов (1909– 1913 г.), и отец Пётр Петрович Воскресенский (1913 – 1915 г.), проживающий по адресу — улица Ургутская (Узбекистанская) № 36, . [3]

Церковь Святого Благоверного князя Александра Невского имела богатое убранство, в ней хранилось полковое знамя и награды казаков. Среди святынь, в ней находились два полковых образа: первый – «Рождество и Введение во храм пресвятой Богородицы», написанный ко дню сформирования  4-го сводного полка в 1874 году, и второй образ – «Святого Архистратига Михаила и прочих сил бесплотных», написанный на добровольные пожертвования офицеров полка в 1900 году. Полковой праздник установлен в 1891 году в день Святого Архистратига Михаила – 8 ноября.[4]

Уральские казаки участвовали во всех походах и боевых операциях, проходивших в Туркестане с самого начала военных действий, в том числе и во взятии Самарканда в 1868 году. При этом полку в Самарканде существовала нештатная окружная школа фехтования, куда присылались на четырехмесячную подготовку молодые офицеры. По окончании курса эти офицеры сами становились инструкторами по фехтованию на рапирах, эскадронах и штыках. Офицеров из других полков поражали родственные отношения между казаками и офицерами полка, все они были друг другу  либо близкая, либо отдалённая родня. Обращались казаки к офицерам на «ты», с прибавлением только «ваше благородие». Дисциплина тоже была своеобразная – родственная, хотя полк в строевом отношении считался хорошим. В 1914 году  2-ой Уральский казачий полк был отправлен на театр военных действий для участия в Первой Мировой войне. Вместе со своим полком был неразлучно и священник – Пётр Петрович Воскресенский, и в 1915 году он был награждён орденом святой Анны 3-ей степени «с мечами».

В 1918 году 2-ой Уральский казачий полк прекратил своё существование, так и не возвратившись в Самарканд.[5]

16 января 1918 года приказом Народного Комиссариата по военным делам, было принято постановление об увольнении из армии всех священнослужителей, всех вероисповеданий, находящихся в Военном ведомстве, и в итоге,  институт военного духовенства русской Императорской армии перестал существовать.

В Советский период здание церкви было обезображено, с него снесли купол и разобрали колокольню. Сохранившиеся фрагменты старой архитектуры похожие на храм Александра Невского видны и сегодня. Они оказались встроенными в производственные корпуса ковровой фабрики, примыкающей к территории Самаркандского консервного завода, вдоль улицы, называвшейся сначала – Лагерным, а потом Красноармейским шоссе. Лагерное шоссе вело к военному лагерю, где на летний период размещались войска Самаркандского гарнизона, а сегодня находится военный городок. Но есть ещё сведения, что церковь Александра Невского находилась на территории Самаркандского   военного Училища и была окончательно разрушена в 2015 году.

Источники:

[1] Википедия.

[2]  Книга Цитович Г.А «Храмы Армии и Флота» 1913 год.

[3] «Служба 2-го Уральского полка» Самарканд, 1911 год.

[4] «Служба 2-го Уральского полка» Самарканд, 1911 год.

[5] Википедия

Страница редактируется…

Просмотры (1037)