Митрополит Викентий продолжает посещать приходы Самаркандского благочиния

24 февраля 2021 года, в день памяти преподобного Димитрия Прилуцкого, глава Среднеазиатского митрополичьего округа митрополит Ташкентский и Узбекистанский Викентий совершил Божественную литургию в Свято-Покровском храме города Самарканда. Накануне вечером полиелейное Богослужение было отслужено в храме святого великомученика Георгия Победоносца города Самарканда.

Его Высокопреосвященству сослужило духовенство Самаркандского благочиния.

По окончании Литургии митрополит Викентий обратился к молящимся со своим архипастырским словом, рассказав о жизненном подвиге преподобного Димитрия Прилуцкого.

Преподобный Димитрий родился в начале XIV века в богатой купеческой семье Покропаевых в селе Веслево близ Переяславля-Залесского. Ещё в молодости принял постриг в Горицком Успенском монастыре, где и был рукоположен во иерея.  Спустя некоторое время основал на берегу Плещеева озера Никольский общежительный монастырь, став его игуменом.

Житие сообщает о неоднократном посещении преподобным Димитрием Троице-Сергиева монастыря и духовной дружбе с преподобным Сергием Радонежским. По мнению историков, знакомство преподобных произошло в 1354 году, когда святой Сергий был в Переяславле на поставлении в игумены епископом Афанасием.

Житие говорит нам, что преподобный был очень красив лицом, но свою красоту старался скрывать, постоянно нося куколь. Чтобы его красота увяла, он постоянно подвизался в посте, однако, вопреки его стараниям, лицо его ещё больше просветлялось. Он почти не беседовал с мирянами и никогда — с женщинами. Однажды некая женщина, наслышанная о его красоте и целомудрии, попыталась, против воли святого, увидеть его лицо, после чего была наказана расслаблением и исцелилась только по его молитве. Святой становится известен в народе: приняв приглашение великого князя Московского Димитрия Иоанновича, преподобный посещает Москву и крестит одного из его сыновей (скорее всего, Василия I Димитриевича, который родился 30 декабря 1371 года, деда великого князя Иоанна III, очень почитавшего преподобного Димитрия).

Отдельно стоит отметить тот удивительный факт, что оба великих святых мужа были друзьями и одновременно крёстными детей ещё одного известного русского святого — благоверного великого князя Димитрия Иоанновича Донского. Можно припомнить ещё множество святых современников этих угодников Божиих, многие из которых были между собой знакомы либо жили примерно в одно время и происходили из одной местности. Ещё более любопытно, что подобные факты, которыми, впрочем, изобилует древнерусская история, особенно с конца XIV до первой половины XVII столетий, являются красноречивым свидетельством того, что понятие «Древняя Русь» описывает скорее не государство, а уникальную огромную церковную общину. Таким образом «Древняя Русь» и «Святая Русь» — это действительно синонимы.

Во время игуменства преподобного Димитрия в Никольском монастыре летом 1377 года был переписан популярный в Древней Руси сборник слов преподобного Ефрема Сирина «Паренесис».

По совету Сергия Радонежского преподобный Димитрий решил удалиться подальше от мирской славы. Взяв с собой одного лишь монаха Пахомия, он уходит в северные края. Тут при слиянии рек Великой и Лежи, неподалёку от села Авнега (ныне село Воскресенское Грязовецкого района Вологодской области), иноки поставили деревянную церковь Воскресения Христова, однако вскоре вынуждены были оттуда уйти из-за конфликта с местным населением, которое опасалось, что эти земли и окрестные сёла могут вскоре стать монастырскими.

Поэтому в 1371 году на левом берегу реки Вологды на месте у излучины реки, или «на Прилуце», он ставит деревянный Спасский собор и создаёт первый на Русском Севере общежительный монастырь.

Жители Вологды с радостью согласились помочь подвижнику в этом деле: владельцы земли, предназначенной под монастырь, «благонарочитый муж» Илья Раков и его сосед Исидор, по прозвищу Выпряг, подарили эти земли монастырю и даже сами вытоптали взошедшие на них озимые нивы, чтобы строительство монастыря могло начаться незамедлительно.

На месте, которое благословил преподобный, был поставлен крест, впоследствии находившийся в монастыре. Он не сохранился. Однако известен происходящий из Прилуцкого монастыря Киликиевский крест, датируемый первой третью XVI века. По преданию этот огромный крест высотой 190 см. был принесён преподобным Димитрием Прилуцким на плече из Переяславля. Монастырское предание название и происхождение креста связывает с Киликией (Малая Азия), откуда он был вывезен на Русь. Это богато украшенный запрестольный выносной восьмиконечный крест, выполненный из дерева и покрытый позолоченной басмой и 84 небольшими образами, искусно вырезанными из кости. По свидетельству летописи в 1552 г. этот крест игумен Арсений носил в Москву для моления перед Казанским походом Иоанна IV Васильевича.

Другие благочестивые вологжане обильно жертвовали новому монастырю всё необходимое: деньги, строительный лес, богослужебную утварь. Многие монахи пришли вслед за своим игуменом из ранее основанного им Никольского монастыря. Как только количество иноков достаточно умножилось, святой ввёл в нем киновийный устав, что само по себе являлось заметным событием, так как большинство монастырей Новгородской земли введению общежития сопротивлялись.

Минейное житие также повествует о множестве духовных дарований преподобного: о дарах непрестанной молитвы, прозрения, чудотворения. Преподобный Димитрий сообщил братии о кончине великого князя Димитрия Иоанновича Донского, последовавшей 19 мая 1389 года, за несколько дней до того, как эта весть дошла до Вологды.

Преподобный предупреждал своего брата, пришедшего за благословением из Переяславля-Залесского, чтобы он не ходил торговать к язычникам эстам и саамам. Брат не послушал совета и погиб.

Монастырь святого Димитрия, стоявший у дороги на Белоозеро, принимал странников и кормил голодных. Иногда втайне от братии преподобный подавал милостыню из жертвы на монастырь, защищал пострадавших «от насилиа злых судии». В продолжение всей жизни святой был строгим постником: во время братской трапезы брал один только горшок с горячей водой («укропом») и небольшую просвиру. Рыбу и вино не вкушал никогда, даже по большим праздникам, хотя это и дозволялось Уставом. Круглый год преподобный специально носил один и тот же старый тулуп из овчины, жестоко страдая зимой от стужи, а летом от зноя.

Отошёл ко Господу преподобный в глубокой старости, предсказав свою кончину — 11 февраля 1406 года (год примерный), и был погребён у южной стены Спасского собора (ныне существующий каменный храм был освящён в 1542 году). Перед кончиной он благословил на игуменство своего ученика Пахомия.

После смерти угодника Божия весь монастырь наполнился тонким благоуханием. В житии день преставления преподобного указан, как это обычно делалось на Руси, без года. Год смерти определяется по датировке 1-го посмертного чуда.

«Преподобный Димитрий не искал в этом мире ни удобств, ни благополучия, а искал самые неудобные для жизни места, чтобы в этом неудобстве прославить Христа и сохранить этот ценный дар Христов – веру», — отметил владыка Викентий.

В своей проповеди архипастырь особо уделил внимание верующих на то, что православные христиане начали готовиться к Великому Посту, а также высказал свое мнение, как нужно провести эти приуготовительные недели:

«Господь и Бог наш говорил, что когда Он сотворил человека, Он сказал, что нужно возделывать эту землю, то есть ее нужно было делать более краше, светлее и совершеннее. И вот мы видим, что наши грехи как раз не возделывают нашу землю, не делают ее лучше, а еще больше разрушают.

В Священном Писании мы слышим такие слова, что природа стенает и мучается, ждет избавления, потому что человечество, к сожалению, не живет благочестиво, не живет в Боге, в исполнении воли Божией, не живет тем бисером Христовым, который мы должны приобретать, с помощью которого мы могли бы возделывать и украшать этот мир. Добродетели украшают этот мир. И внутренний наш мир они преображают. Нам нужно, чтобы через этот мир внутренний мы могли бы преобразить внешний мир.

Мы молимся всегда о мире всего мира. Дай Бог, чтобы наш мир, мир внутреннего сердца проявлялся наружу. И только тогда, когда в нас есть мир, тогда мы можем надеяться на то, что во внешнем мире будет мир среди окружающих нас людей.

Мы должны быть светом этому миру. А светить мы должны нашими добродетелями, которые приносят мир во всем мире. Очень важно, чтобы мы приобретали этот мир в душе нашей».

По окончании проповеди митрополит Викентий отправился на самаркандское православное кладбище, где на могилках архимандрита Серафима (Суторихина) и протоиерея Димитрия Козулина совершил заупокойную литию.

Автор: http://hram-alekseevskii.ru/ по материалам пресс-службы Ташкентской и Узбекистанской епархии.

Просмотры (13)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *